ІСТОРІЯ ОПИСУ ХВОРОБИ КАВАСАКІ. ТОМІКАСУ КАВАСАКІ — ВІДОМИЙ ЯПОНСЬКИЙ ПЕДІАТР, АВТОР СИСТЕМНОГО ВАСКУЛІТУ В ДІТЕЙ

Головач І.Ю.

Резюме. Резюме. У статті представлено історичні дані опису нової хвороби у дітей молодшого віку, яка згодом отримала ім’я японського педіатра Томісаку Кавасакі. Описано етапи вивчення хвороби, складності у встановленні діагнозу, а також заслуга Т. Кавасакі у відкритті цього поширеного дитячого системного васкуліту. У 1961 р. Т. Кавасакі вперше описав новий і незвичний симптомокомплекс у дитини віком 4 років. Спостерігаючи дітей із подібними симптомами в майбутньому Кавасакі позначив його як «шкірно-­слизово-лімфозалозистий синдром із лихоманкою».Він вперше опублікував свої спостереження у 1967 р. в Японії та у 1974 р. — в анг­ломовному медичному журналі. Так про нове захворювання дізнався весь світ. Особливо складним був етап встановлення взаємозв’язку між шкірно-слизовими симптомами хвороби і серцево-судинними ускладненнями. У 1965 р. патологоанатом Н. Танака вперше описав причину смерті дитини із симптомами хвороби Кавасакі від тромбозу коронарної артерії, а педіатр Т. Якімото вперше описав симптоми хвороби Кавасакі з серцево-судинними проявами. Нині загальновизнано, що хвороба Кавасакі відзначається частіше у дітей віком молодше 5 років і є провідною причиною набутих захворювань серця у дітей.

Резюме. В статье представлены исторические данные описания новой болезни у детей младшего возраста, которая впоследствии получила имя японского педиатра Томисаку Кавасаки. Описаны этапы изучения болезни, сложности в установлении диагноза, а также заслуга Т. Кавасаки в открытии этого распространенного детского системного васкулита. В 1961 г. Т. Кавасаки впервые описал новый и необычный симптомокомплекс у ребенка в возрасте 4 лет. Наблюдая детей с подобными симптомами в будущем Кавасаки обозначил его как «кожно-слизисто-лимфожелезистый синдром с лихорадкой». Он впервые опубликовал свои наблюдения в 1967 г. в Японии и в 1974 г. — в англоязычном медицинском журнале. Так о новом заболевании узнал весь мир. Особо сложным был этап установления взаимосвязи между кожно-­слизистыми симптомами болезни и сердечно-сосудистыми осложнениями. В 1965 г. патологоанатом Н. Танака впервые описал причину смерти ребенка с симптомами болезни Кавасаки от тромбоза коронарной артерии, а педиатр Т. Якимото впервые описал симп­томы болезни Кавасаки с сердечно-сосудистыми проявлениями. Сегодня общепризнано, что болезнь Кавасаки отмечается чаще у детей в возрасте младше 5 лет и является ведущей причиной приобретенных заболеваний сердца у детей.

Болезнь Кавасаки — системный васкулит неизвестной этиологии, остро начинающийся в грудном или раннем детском возрасте, с преимущественным поражением коронарных артерий [3, 4]. Синд­ром или болезнь Кавасаки отмечается чаще у детей в возрасте младше 5 лет и признан ведущей причиной приобретенных заболеваний сердца у детей — прежде всего патологии коронарных артерий, которая в ряде случаев может сохраняться у пациента всю жизнь, приводя к ишемической болезни сердца и инфаркту миокарда в детском и молодом возрасте [5, 16, 20]. В настоящее время возрастает число взрослых с поражением коронарных артерий в результате болезни Кавасаки, перенесенной в детском возрасте, которые госпитализируются по поводу острого инфаркта миокарда для аортокоронарного шунтирования или интервенционных процедур. Расширение (эктазия) или аневризмы коронарных артерий развиваются у 25% детей, не получавших адекватной терапии [20]. Лечение, начатое в первые 10 дней заболевания с применением иммуноглобулина для внутривенного введения, снижает этот риск до 3–5% [16]. В связи с этим важны две проблемы этого заболевания:

1. Необходимость установления диагноза и назначения лечения не позже 10-го дня болезни для снижения риска поражения коронарных артерий.

2. Необходимость многолетнего наблюдения и лечения детей с аневризмами коронарных артерий для снижения риска коронарного тромбоза, своевременного выявления стеноза коронарных артерий, профилактики и лечения ишемических поражений сердца.

Т. Кавасаки

Томисаку Кавасаки (Tomisaku Kawasaki) впервые опубликовал на английском языке в 1974 г. доклад о 50 случаях новой болезни с поражением сосудов и сердечно-сосудистой системы [13]. С того времени болезнь, названная именем Кавасаки, стала ведущей причиной приобретенных заболеваний сердца у детей в Северной Америке и Японии [6].

Т. Кавасаки впервые увидел необычные симп­томы будущего нового заболевания в январе 1961 г. у мальчика в возрасте 4 лет. Описывая диа­гностику этого заболевания, Кавасаки отметил, что впервые столкнулся с таким набором симптомом и ни в какой доступной медицинской литературе не мог найти какое-либо подобное описание. В то время Кавасаки ничего не оставалось, как написать в графе «диагноз заболевания» — неизвестная болезнь. У ребенка наблюдалась длительная фебрильная температура, также были увеличены шейные лимфатические узлы, имелись трещины губ с кровоточивостью, ярко-красный язык, конъюнктивит, экзантема, гиперемия и отек ладоней и подошв. Позже произошло шелушение кожи конечностей. Ребенок был пролечен пенициллином и глюкокортикоидами. Температура снизилась через 2 нед, затем постепенно исчезли и другие симп­томы. В 1962 г. Кавасаки наблюдал уже 6 пациентов с подобной клинической картиной. В качестве предварительного диагноза выступали полиморфная экссудативная эритема, синдром Стивенса — Джонсона и даже ювенильный ревматоидный артрит. Первоначально болезнь Кавасаки считали доброкачественным заболеванием, ограниченным только проявлениями со стороны кожи и слизистой оболочки. Это отображает даже одно из названий, которое употребил Кавасаки при описании нескольких случаев — «скарлатиноподобный синд­ром с шелушением» — во время своего доклада в 1962 г. на совещании Ассоциации японских педиатров в Чиба (Chiba). В 1964 г. при представлении уже 22 случаев Кавасаки использовал термин «кожно-слизисто-глазной синдром».

Обследуя и наблюдая этих детей, Кавасаки стал подозревать, что столкнулся с новой, ранее неизвестной болезнью. На самом деле симптомы этого заболевания активно описывались в Японии с 50-х годов прошлого века [9, 10, 17]. Но только после комплексного описания симптомов болезни Т. Кавасаки, после публикации серии его работ и создания общенационального регистра под названием «История болезни Кавасаки» в 1970 г. ученые и практические врачи смогли объединить все эти разрозненные случаи болезни в единую нозологическую единицу.

Только спустя несколько лет после появления первых статей о «новой болезни» в Японии появились клинические и патоморфологические доказательства серьезного поражения сердца у части пациентов, включая внезапную смерть от тромбоза коронарных аневризм.

К 1967 г. Кавасаки описал уже 50 случаев заболевания, которое сопровождалось лихорадкой, неэкссудативным конъюнктивитом, эритемой ладоней и подошв, лимфоаденопатией шейной области [12]. Этот симптомокомплекс был назван «острый фебрильный окуло-оро-кутанеоакродес­квамативный синдром с негнойным шейным лимфоаденитом или без него», но с момента описания врачи стали употреблять эпоним «болезнь Кавасаки». Описывая симптомы «нового» заболевания, Кавасаки имел много оппонентов, которые оспаривали мнение ученого о самостоятельном характере заболевания. Основная дискуссия касалась взаимосвязи сыпи и лихорадки с последующими сердечно-сосудистыми осложнениями. И основными оппонентами Т. Кавасаки, который описал только клинические кожно-слизисто-лимфожелезистые проявления и лихорадку, были патолог Н. Танака и педиатр Т. Ямомотоб. Именно они впервые указали на серьезные сердечно-сосудистые проявления болезни. Этот спор был окончательно решен только в 1970 г., когда первый японский общенациональный регистр аутопсий 10 случаев внезапной смерти детей младшего возраста четко установил взаимо­связь причины смерти вследствие кардиоваскулярных осложнений с болезнью Кавасаки. Однако еще в 1965 г. доктор Нобору Танака (Noboru Tanaka), впоследствии заведующий кафедрой патологии в больнице Красного Креста, провел вскрытие ребенка, умершего вследствие болезни, симптомы которой были расценены как проявления болезни Кавасаки. Ребенок умер внезапно, и при вскрытии Н. Танака выявил тромбоз коронарной артерии. Таким образом, Н. Танака стал первым патологоанатомом, указавшим на связь кожно-слизисто-лимфожелезистых симптомов с сердечно-сосудистыми осложнениями. Однако большинство врачей отклонили версию, что кожно-слизисто-глазной симптомокомплекс может быть связан с фатальными сердечно-сосудистыми осложнениями [7].

Дискуссия, вызванная публикацией статьи Кавасаки с представленными случаями болезни, особо остро развернулась среди педиатров и клиницистов. Одним из первых врачей, который указал на вовлечение сердечно-сосудистой системы в несмертельные осложнения случаев болезни Кавасаки, был доктор Такайиро Ямамото (Takajiro Yamamoto), заведующий кафедрой педиатрии в больнице Святого Луки в Токио. Он, как и Кавасаки, независимо собрал и описал клинические случаи с симптомами, типичными для болезни Кавасаки, но с сердечно-сосудистыми проявлениями. Так, часть маленьких пациентов имели сердечную недостаточность, нарушения на ЭКГ и ритм галопа при аускультации. В 1968 г. Т. Ямамомо с коллегами опубликовали данные о 23 пациентах, из которых у 11 (48%) выявлены нарушения на ЭКГ. Эти результаты убедили Ямамото, что вовлечение сердца была общей чертой этого синдрома. Ямомото, возможно, впервые диагностировал симптомы болезни Кавасаки в США в 1963 г. во время его пребывания в Корнелл больнице Нью-Йорка в качестве приглашенного профессора. Имея опыт диагностики и клинических наблюдений подобных симптомов в Японии, Т. Ямомото выявил лихорадку, поражение кожи и слизистой оболочки с шейной лимфоаденопатией у пациента в возрасте 3 лет; однако только позже стало известно, что данный симптомокомплекс характеризуется как болезнь Кавасаки.

В 1970 г., как уже указывалось, проведено первое общенациональное эпидемиологическое исследование по болезни Кавасаки под руководством доктора Итцуко Шигематцу (Itsuzo Shigematsu), заведующего кафедрой эпидемиологии Института общественного здравоохранения в Токио [19]. Именно по настоянию доктора Н. Танака в анкету был включен вопрос о сердечно-сосудистых проявлениях. Анализ результатов исследования прояснил вопрос о сердечных осложнениях болезни Кавасаки. Подтверждая более ранние аргументы Н. Танаки и Т. Якимото, исследователи признали, что вовлечение сердца и сосудов как осложнение тяжелого васкулита является важной и неотъемлемой частью клинической картины болезни Кавасаки [7].

Таким образом, к моменту англоязычной публикации результатов исследований Т. Кавасаки (1974) была четко установлена патоморфологическая причина нового симптомокомплекса и сердечно-сосудистых осложнений — васкулит коронарных сосудов. В этой публикации указывалось, что 1–2% пациентов умирают от приобретенного порока сердца. Кроме длительных эпизодов лихорадки и экзантемы, болезнь характеризуется риском внезапной смерти вследствие коронарита, сопроводжающегося аневризмами (иногда гигантских размеров) и тромбоэмболическим синдромом. В настоящее время известно, что в острой стадии заболевания в патологический процесс могут быть вовлечены все структуры сердца: миокард, эндокард, клапанный аппарат, перикард и коронарные артерии [4], а поражение сердечно-сосудистой системы наблюдается у более чем половины пациентов.

Отметим, что параллельно с Японией болезнь Кавасаки в несколько другом варианте была описана в США. Гайвайи являются вторым местом с наибольшей распространенностью этого заболевания. В начале 70-х годов ХХ века двое молодых преподавателей кафедры педиатрии Гавайского университета отметили увеличивающееся количество детей с необычной, но однотипной симптоматикой — лихорадкой, высыпаниями на коже и слизистой оболочке, покраснением языка, увеличением шейных лимфоузлов. Доктор Мэриан Мелиш (Marian Melish), специалист в области детских инфекционных болезней, и доктор Ракель Хикс (Raquel Hicks), детский ревматолог, были озадачены симп­томами новой болезни, которая отмечалась преимущественно среди детей японского происхождения. Кроме того, подобные случаи болезни выявляли в клинической практике эти врачи и ранее. Всем детям был установлен диагноз лихорадки неясного происхождения, которая спонтанно разрешилась. Осенью 1973 г. Мелиш и Хикс увидели в научном журнале фотографии детей из Японии с болезнью Кавасаки и сразу признали заболевание, которое они также описали. Сегодня остается фактом, что М. Мелиш и Р. Хикс независимо в США (1974) описали заболевание, которое в Японии уже было описано под названием болезнь Кавасаки [14].

В США, также как в Японии, описание симптомов болезни шло отдельными путями — клиническим и патанатомическим. В апреле 1971 г. доктор Юнис Ларсон (Eunice Larson), патологоанатом больницы в Гонолулу, при выполнении вскрытия 10-месячного младенца японского происхождения установил причину смерти как тромбоз коронарной артерии. Посмертно был установлен диагноз инфантильного узелкового периартериита (IPN). И только позже, после ознакомления с работами японских патологоанатомов, к Ю. Ларсону пришло понимание, что причиной смерти были сердечно-сосудистые осложнения болезни Кавасаки.

Синонимами названия болезни Кавасаки являются «синдром Кавасаки», «системный васкулит Кавасаки» и «слизисто-кожно-лимфожелезистый синдром» (mucocutaneos lymph node syndrome — MCLNS). В МКБ-10 болезнь Кавасаки вошла под кодом М30.3.

Т. Кавасаки родился 4 августа 1925 г. в Токио и был младшим в семье из семи детей. С детства он проявлял значительный интерес к ботанике и хотел заниматься мутациями растений. Однако мать мечтала видеть младшего сына врачом. Т. Кавасаки закончил медицинскую школу Университета Чиба (Chiba) и как интерн стажировался по педиатрии. После этого он получил назначение на факультет педиатрии в больницу Красного Креста в Хироо в Токио, где впоследствии стал директором и проработал на одном месте более 40 лет. С учетом высокой распространенности и значимости последствий описанного заболевания в 1970 г. был создан правительственный комитет по изучению болезни Кавасаки.Т. Кавасаки был вдохновителем создания «Научно-исследовательского центра болезни Кавасаки», а позднее в 1990 г. — некоммерческой организации «Научно-исследовательский центр болезней Японии». Т. Кавасаки награжден многочисленными премиями и поощрениями педиатрических обществ мира, в 1989 г. он удостоен премии Asahi. Последние 17 лет он возглавляет«Научно-исследовательский центр болезни Кавасаки», является приглашенным профессором в Университете в Куруме, читает лекции в США.

На сегодняшний день в Европе, Северной Америке и Японии болезнь Кавасаки считается ведущей причиной приобретенных сердечно-сосудистых заболеваний у детей [6]. Доказано, что коронарит вследствие болезни Кавасаки является основой формирования вторичной ишемической болезни сердца в детском и молодом возрасте.

Из всех стран мира болезнь Кавасаки наиболее распространена в Японии. Ежегодно заболевают 90–100 из 100 тыс. детей в возрасте до 5 лет, что в 10 раз выше, чем в странах Запада. Кроме эндемичных случаев, в Японии наблюдались вспышки болезни в среднем каждые 3 года. Зарегистрировано 3 эпидемии: в 1979 г. — 6967 заболевших, в 1982 г. — 15 519 и в 1986 г. — 12 847 детей [11]. Общенациональные эпидемиологические исследования проводились в Японии 14 раз, начиная с 1970 г. Их результаты позволяют предположить, что болезнь Кавасаки может быть вызвана неизвестным возбудителем, который распространен в популяции и воздействует преимущественно на детей раннего возраста. Начиная с 1986 г. эпидемических вспышек не наблюдалось. После Японии второе место по распространенности болезни Кавасаки принадлежит США. Первая вспышка в этой стране возникла на Гавайях в 1978 г. Пациенты чаще имели японское происхождение, высокий социально-экономический статус и симптомы предшествующей респираторной инфекции [8]. Отмечена значительно более высокая заболеваемость детей монголоидной и негроидной рас.

В Италии заболеваемость составляет 14,7 на 100 тыс. детей в возрасте до 5 лет. В Швеции уровень заболеваемости составляет 2,9 на 100 тыс. детей в возрасте до 16 лет и 6,2 на 100 тыс. — в возрасте до 5 лет. В Финляндии ежегодный уровень заболеваемости колеблется от 3,1 до 7,2 на 100 тыс. детей в возрасте до 5 лет. В 1981–1982 гг. отмечена одна эпидемическая вспышка, продолжавшаяся 10 мес, с уровнем заболеваемости 31 на 100 тыс. детей в возрасте до 5 лет [18]. В то же время многие авторы считают, что в мире существует ситуация гиподиагностики болезни Кавасаки, а реальная частота недооценивается. Y. Nakamura и соавторы (2008) [15] отметили рост заболеваемости болезнью Кавасаки в последние два десятилетия в Японии; в 2005 г. она составляла 174 на 100 тыс. детей в возрасте до 5 лет.

В России официальных данных о заболеваемости болезнью Кавасаки нет. Проведенные в Иркутской области исследования за период 1995–2009 гг. показали, что средний уровень заболеваемости составил 2,7 на 100 тыс. детей в возрасте до 17 лет и 6,6 на 100 тыс. детей — в возрасте до 5 лет. Однако следует отметить, что действительный уровень заболеваемости вероятно выше, поскольку регистрация случаев болезни проводилась по обращаемости, причем обычно уже по факту состоявшихся кардиальных осложнений [1, 2, 4, 5].

С момента первого описания заболеваемость болезнью Кавасаки продолжает расти. «Почему? Почему мы не можем остановить эту болезнь? — риторически вопрошает Т. Кавасаки. — К сожалению, причина остается неизвестной. В то время как я впервые описал болезнь, я чувствовал, что мы были на пороге открытия причины, так как симптомы болезни были очень четкими. Несмотря на усилия многих исследователей, однако, мы все еще в поиске. Я твердо надеюсь, что молодые исследователи смогут определить причину этого заболевания».

СПИСОК использованной ЛИТЕРАТУРЫ

1. Белозеров Ю.М., Брегель Л.В., Субботин В.М. (2010) Болезнь Кавасаки — особенности клинических симптомов и кардиальных проявлений у детей российской популяции. Педиатрия; 3: 31–37.
2. Брегель Л.В., Белозеров Ю.М., Субботин В.М. (1998) Болезнь Кавасаки у детей — первый клинические наблюдения в России. Рос. вестн. перинатол. педиатр., 45 : 25–30.
3. Брегель Л.В., Субботин В.М., Белозеров Ю.М. (2002) Этиология болезни Кавасаки. Клин. микробиол. антимикроб. химиотер., 4 (3): 239–247.
4. Лыскина Г.А. (ред.) (2011) Клиника, диагностика и лечение синдрома Кавасаки. Клин. рекомендации. Москва, 57 с.
5. Лыскина Г.А., Ширинская О.Г. (2013) Клиническая картина, диагностика и лечение синдрома Кавасаки: известные факты и нерешенные проблемы. Вопр. совр. педиатрии; 1: 63–73.
6. Bronstein D.E., Dille A.N., Austin J.R. et al. (2000) Relationship of climate ethnicity and socioeconomic status of Kawasaki disease. Pediatr. Infect. Dis.J., 19(11): 1087–1091.
7. Burns J.C., Kushner H.I., Bastian J.F. et al. (2000) Kawasaki Disease: A Brief History. Pediatrics, 106 (2): e27.
8. Dean A.G., Melish M.F., Hicks R., Palumbo N.E. (1982)An epidemic of Kawasaki syndrome in Hawaii. J. Pediatr., 100(4): 552–557.
9. Fujikawa T. (1953) A case report of Feer disease. J. Pediatr. Pract., 16: 282–283.
10. Hanawa K. (1959) Two cases of pericardial hematoma in infancy. J. Pediatr. Pract., 22: 820.
11. Hirata S., Namakure Y., Yanagawa H. (2001) Incidence rate of recurrent Kawasaki disease and related risk factors: from the results of nationwide surveys of Kawasaki disease in Japan. Acta Paediatr., 90: 40–44.
12. Kawasaki T. (1967) Acute febrile MCLNS: Clinical observations of 50 cases. Jpn.J. Allergol., 16: 178–222.
13. Kawasaki T., Kosaki F., Okawa S. et al. (1974) A new infantile acute febrile mucocutaneous lymph node syndrome (MCLS) prevailing in Japan. Pediatrics, 54: 271–276.
14. Melish M.E., Hicks R.M., Larson E. (1974) Mucocutaneous lymph node syndrome in the US. Pediatr. Res., 8: 427A.
15. Nakamura Y., Yashiro M., Uehara R. et al. (2008) Increasing incidence of Kawasaki disease in Japan: nationwide survey. Pediatr. Int., 50(3): 287–290.
16. Newburger J.W., Takahashi M., Gerber M.A. et al. (2004) Diagnosis, treatment, and long-term management of Kawasaki disease: a statement for health professionals from the Committee on Rheumatic Fever, Endocarditis, and Kawasaki Disease, Council on Cardiovascular Disease in the Young, American Heart Association. Pediatrics, 114: 1708–1733.
17. Sakurai K. (1954) Mucocutaneous ocular syndrome: report of a case. Jpn. J. Pediatr., 7: 787–790.
18. Salo E., Pelkonen P., Pettay O. (1986) Outbreak of Kawasaki syndrome in Finland. ActaPaediatr. Scan., 75(1): 75–80.
19. Shigematsu I. (1972) Epidemiology of mucocutaneous lymph node syndrome. J. Jpn. Pediatr. Soc., 76: 695–696.
20. Uehara R. (2011) Summary of nationwide epidemiologic surveys of Kawasaki disease. Nihon Rinsho., 69(9): 525–528.

Адрес для переписки:
Головач Ирина Юрьевна
03680, Киев, ул. Заболотного, 21, 3-й корпус
Клиническая больница «Феофания»
E-mail: golovachirina@yandex.ru

No Comments » Додати свій
Leave a comment